Ежедневно
с 9.00 до 21.00
г. Москва, ул. Генерала Ермолова, д. 10/6
(м. Парк Победы, 5 мин. пешком)

Мама и папа, как условие успешного развития ребенка

Кандидат психологических наук,

психолог высшей квалификационной категории,

доцент, член Российского Психологического Общества.

ведущий специалист центра «Палеон» Э.Ю. Чикирева  

Изучая систему семейных взаимоотношений, претерпевающих различные изменения во времени, а также ход семейной истории, наблюдается построение определенных моделей взаимодействий между членами семьи. Каждая модель, как правило, транслируется в последующие поколения.

Институт брака на современном этапе подвергается существенным трансформациям. С учетом данной концепции, взаимоотношения ребенка с отцом и включенности в процесс последнего, является весьма актуальным вопросом современности.

Взаимодействия сегодняшних отцов с детьми носят несистематический характер, а уровень доверия друг к другу весьма низок. Включаясь в личностное пространство  ребенка лишь изредка, и сразу отходя на привычно-дистантную позицию, отец подвергает семью структурной трансформации на микро- и макроуровне. В совокупности с социально-экономическими проблемами, психологические проблемы в семье, по определению М.А.Полева (1992 г.), приводят к синдрому «мерцающего отца».

Исследования современной семейной терапии показали, что не привлечение отца к процессу воспитания сыновей, приводит к формированию ряда негативных качеств у мальчиков. Как правило, это агрессия или повышенная конфликтность на почве псевдо-мужественности, которая в свою очередь, нуждается в постоянном подтверждении. Это приводит к отклонениям от норм общественного поведения в виде пристрастия к алкоголю, правонарушениям, сексуальной девиации.

Не имея опыта общения с отцом и наглядного поведенческого примера,  юноши, как правило, подвергаются большой психологической проблеме. Они не в состоянии ощутить себя в роли отца и не осознают круг собственных отцовских обязанностей.

Психологами отмечено, что некоторая категория мальчиков, воспитывающаяся без отца, усваивает женский тип поведения. Это также может привести к нарушению поло-ролевой  идентификации. Девочки, выросшие в неполных семьях, чаще всего идеализируют мужской образ, отрезая его от реальности. Результатом служит нарушение построения взаимоотношений с будущими мужьями, а впоследствии, как правило, и с сыновьями.

Из поколения в поколение отмечается, что сыновьям свойственен конфликт с отцами. С матерью же у них  выстраиваются достаточно близкие взаимоотношения. У дочерей – наоборот. Конфликт с матерью и доверительные отношения с отцом. Отсутствие отца или абстрагирование его от процесса воспитания, по заключению ряда психологов, ведет к формированию заниженной самооценки личности у ребенка и искажению его «Я»-концепции. Завышается или угнетается уровень притязаний. Уровень тревожности, предрасположенности к неврозам, застенчивости, страхам – возрастает. Во взаимоотношениях со сверстниками ярко проявляется чувство личностной недостаточности и неуверенности в себе.

В подростковом возрасте – периоде завершения половой идентификации – значимость отца для ребенка усиливается, а социальный статус родителей имеет большое значение. Положение в обществе, полнота семьи, ее структура – основные положительные факторы представления подростка в среде его сверстников. Отсутствие отца резко снижает уровень компетентности подростка и ослабляет его социальную позицию.

Значение отца для гармоничного развития ребенка в теории психоанализа рассматривается, как механизм процесса выстраивания тройственных отношений, или триангулирование.

Восприятие младенцем отца и матери единым целым продолжается до 7-8 месячного возраста. В этот период ребенок начинает улыбаться отцу. Идет распознание второй фигуры, отличной от матери. Мать – это объект переживаний для малыша, его восприятие мира через ее образ. В этом возрасте ребенок может вступать во взаимоотношения только с одним индивидуумом и, при появлении матери, фигура отца уходит на второй план. Это - возрастная особенность у детей. Но она может спровоцировать определенного рода обиду у отца и вызвать чувство ревности.

Дифференциация отношения к членам семьи у ребенка наступает постепенно. И лишь к годовалому возрасту  он начинает различать родителей,  не схожесть общения с каждым из них. Предъявлять различные требования к матери и отцу, переживать разноречивые ожидания от отца и от матери. Благодаря этим эмоциям, отец в глазах ребенка превращается в отличающийся от матери и самостоятельный объект.

С этого возраста ребенок учится одновременно контактировать с обоими родителями. Наличие отца, как семейной единицы существует и в том случае, когда ребенок общается с матерью. В теории психоаналитики этот концепт носит название «триангулирование».

Концепт триангулирования не просто привнесение дополнительного объекта   к отношению с матерью,  отношению с отцом или отношению к обоим родителям одновременно. Эдипов конфликт ребенка не завершится эффективно в возрасте 4-5 лет без наличия четко выстроенной триангулярной структуры взаимоотношений.

Пример взаимоотношений матери и отца преподносят ребенку модель его собственнического поведения и автономных отношений с матерью, как проявление любви. Психологи установили тот факт, что  наблюдая  любовные отношения родителей, их позитивное отношение друг к другу, ребенок проходит процесс индивидуализации намного легче, нежели в тех случаях, когда в семье этих отношений нет.

Отец, как отдельный, само реализовавшийся субъект, вступает в отношения с другим индивидуумом – матерью. Отсутствие модели любовного безсимбиозного отношения супругов вызывает у ребенка глубокое смятение. Его симбиотическое единство с матерью терпит фиаско. Ребенок  чувствует себя никчемным объектом, несхожим на мать, к тому же изгнанным из диады мать-отец. Данная ситуация показывает ребенку модель взаимоотношений между двумя независимыми субъектами, при этом показывая ему, что в данной ситуации он не может быть ни отлученным, ни потерянным. Идентифицируя себя с отцом в данной ситуации, ребенок открывает новые возможности безсимбиозного существования с матерью.

В данной ситуации начинается прогрессивный рост чувства независимого существования. С этим чувством ребенок вступает в «фазу нового приближения». Она отягощена усугублением внутреннего конфликта. С одной стороны стоят  регрессивные желания ребенка о безграничной заботе матери о его сущности. С другой стороны – стремление к самоутверждению и независимости.

В следующий период, когда ребенком достигается 1.5-2 летний возраст, на отца возлагаются всего лишь две, но самых основных,  функции:

Первая – в качестве  бесконфликтного объекта. Этот объект способен взять на себя освобождение ребенка от его конфликта желаний освобождения и воссоединения с матерью.

И вторая – выступить в роли «двойного агента». Представителем материнских свойств, присущих матери. И представителем внешнего мира, с качествами, не присущими матери.

В одной из работ немецкого психолога Гельмута Фигдора, которая посвящена вопросу триангулирования,  отмечается следующий аспект: ребенок, «пристав к острову отца», освобождается от влияния матери. В данном случае это действо не является фактором ухода «вон», а является фактом ухода «куда-то». В данном случае это уход к отцу, который несет в себе часть матери.

Рассмотрев все основные аспекты взаимодействия между родителями и детьми в ранних фазах развития, можно сказать, что триангулированию, или тройственной системе отношений в раннем детстве, присуще создание наиважнейших условий завершения процесса индивидуализии, умственного и дальнейшего личностного развития.